Опрос

Соки какой марки Вы чаще приобретаете?

Продукты с ГМО промаркируют

26 декабря вступают в силу изменения требований по маркировке продуктов с ГМО. На товарах появится специальный знак. Роскачество рассказало, что это значит для потребителя, в каких продуктах чаще всего встречаются генно-модифицированные организмы и где их точно не найти. 

 

Произведено в лаборатории

Сегодня, оказываясь в магазине, покупатели будто попадают в лабораторию. Только вместо пробирок яркие упаковки, а в качестве экспериментальных образцов продукты питания. Разумеется, на полках можно найти товары без искусственных добавок и красителей. Их довольно много, но для начала неплохо было бы в принципе разбираться в отличиях вреда и пользы таких компонентов. Например, соль – это консервант, только натуральный. Его потребители не боятся. Но если представить, что в составе будет указан хлорид натрия, то, наверняка, многие задумаются, стоит ли покупать такой продукт. И тем более давать его детям. Неизвестность пугает.

Но если в случае с солью, достаточно вспомнить школьный курс химии, то, например, с ГМО все обстоит сложнее. Это стало одной из причин, по которой эксперты Евразийской экономической комиссии обязали производителей наносить соответствующую наклейку на упаковку продукта, содержащего генно-модифицированный организм. «На рынке представлено множество продуктов, содержащих ГМО. О специальном знаке, маркирующем такую продукцию, говорят давно. Его применение стало бы значительным шагом вперед в идентификации рисков простым потребителем», – говорит Валентина Ботвинникова, кандидат технических наук.

В прошлом году в России на наличие ГМО было исследовано более 26 000 образцов продукции. В 17 из них эксперты обнаружили генно-модифицированные организмы.

Продукты генной инженерии

В упаковке со значком «ГМО» – продукт, в котором содержится организм с измененным геномом. Например, хлопья на завтрак из генно-модифицированной кукурузы. «Любые гены – это такие полимерные молекулы, состоящие из четырех типов химических единиц – нуклеотидов A, T, G и C. Различная последовательность их расположения дает нам разные гены», – рассказывает Александр Панчин, кандидат биологических наук, лауреат премии просветителей за книгу «Сумма биотехнологий». Это как предложения в нашей речи, состоящие из слов, от последовательности которых зависит смысл сказанного. Так вот, если ученые меняют порядок генов в каком-либо организме, такой организм называют генно-модифицированным (ГМО). «ГМО характерны, прежде всего, для сельскохозяйственных культур, в которые привнесены новые признаки: например, устойчивость к гербицидам, к вредителям, либо измененный ген выполняет сочетанные функции. То есть фактически изменение генома позволяет повысить жизнеспособность и иные характеристики растений», – объясняет Максим Возняк, руководитель испытательной лаборатории Тест-Пущино

В мире генную инженерию используют в основном, чтобы повысить производительность труда в сельском хозяйстве и улучшить различные характеристики продукции. Так, например, в Канаде одобрено производство трансгенного лосося. Ему встроили гены других видов рыб, благодаря чему он растет в два раза быстрее обычного. По мнению экспертов, использование такой технологии выгодно, в том числе потребителям. Сокращается время и затраты на производство, а значит, и конечная цена продукта может быть снижена.

Генная инженерия обладает практически неограниченными возможностями: она позволяет «собрать» набор генов с уникальными свойствами. Она позволяет менять и органолептические характеристики продукта – вкус, цвет, запах и другие. Речь здесь, скорее даже не о специальных вставках новых генов, а о вторичных функциях. «За биосинтез сахара отвечают, например, определенные ферменты. Можно сделать так, чтобы этих ферментов было больше и будет больше сахара. В то же время, если немного фантазировать, токсин к какому-нибудь паучку, который вредит выращиванию сахарной свеклы или тростника, может ухудшать, замедлять или вообще выключать действие фермента по биосинтезу сахара. Это вторая функция измененного гена, которую не предусмотрели. В таком случае можно получить модифицированный продукт, который, с одной стороны жучок не ест, а с другой – в нем будет синтезироваться меньше сахара», – говорит Андрей Замятнин, доктор биологических наук, директор Института молекулярной медицины Сеченовского университета. Однако такие примеры – скорее, исключение. «В целом модификация генома на данный момент влияет на вкус растений намного меньше, чем качество почвы, режим полива и другие более приземленные факторы», – подтверждает Олег Гусев, ведущий научный сотрудник института RIKEN (Япония), заведующий лабораторией «Экстремальная биология» КФУ.

Где можно встретить ГМО

Несмотря на то, что сегодня ученые способны изменить ДНК любого организма, на рынке пока нет исходно трансгенных продуктов животного происхождения. «В случае животных все не так просто: «изменил ген - получил гипоаллергенное молоко». Так не работает, к сожалению или к счастью, – продолжает Олег Гусев. Поэтому технологии генной инженерии для животных нам еще предстоит досконально изучить». Но это касается только не переработанных продуктов. Например, если в колбасных изделиях есть растительные компоненты, такие как соя, то там могут быть и ГМО.

«В России можно применять только те генетически модифицированные растения, которые прошли процедуру государственной регистрации, в том числе были проверены с точки зрения безопасности. Их немного. Это кукуруза, соя, рис и сахарная свекла», – рассказывает Елена Саратцева, заместитель руководителя Роскачества. В Японии, например, список чуть шире: плюс пять видов культур – рапс, картофель, бобы эдамамэ, хлопок и папайя.

По информации Международной службы оценки применения агробиотехнологий за последние 20 лет площади посевов генно-модифицированных культур в мире выросли в сто раз. 35 стран имеют опыт культивирования ГМО. В прошлом году генно-модифицированные культуры выращивали 24 страны, из которых только две – члены Евросоюза. Это Испания и Португалия. В России массовое возделывание ГМ сельхозкультур под запретом. Исключение – научные эксперименты. Что касается продажи, то реализовать на территории нашей страны можно только продукты с ГМО, проверенными экспертами и доказавшими свою безопасность.

О чем говорит маркировка «ГМО»

Для того, чтобы потребитель сам осознанно принимал решение, покупать продукты с ГМО или нет, в нашей стране было принято решение маркировать продукты с ГМО, если уровень содержания генно-модифицированных компонентов выше 0,9%. «Допустим, в продукте есть растительный ингредиент, например, соевый белок. Пусть содержание ГМО в нем равно 0,9%. Это означает, что по отношению к общему содержанию ДНК сои содержание генетически модифицированной сои составляет 0,9%», – поясняет Анастасия Семенова, заместитель директора по научной работе ФГБНУ «Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова», доктор технических наук. Иными словами, если в килограмме конечного продукта содержится 9 граммов сои, из которой 0,09% с модифицированным геномом, то производитель обязан нанести наклейку «ГМО» на упаковку.

Аналогичные пороговые значения действуют и в странах Евросоюза, таких как Германия, например. «В США пока придерживаются иного подхода, чем европейцы, и оценивают необходимость маркировки ГМО в зависимости от того, насколько его химический состав эквивалентен традиционному аналогу. Если, например, соевое масло, полученное из ГМ сои, содержит более высокий уровень олеиновой кислоты, чем традиционное, то на этикетке должна быть представлена информация «…высокоолеиновое соевое масло…». При этом производители не обязаны указывать на упаковке, что продукт генно-модифицирован. Это что касается федерального законодательства. В отдельных штатах на своем уровне все же маркировка «ГМО» признана обязательной», – рассказывает Эльвира Садыкова, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории оценки безопасности биотехнологий и новых источников ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологий». В Восточной Азии также более либеральный подход. В Японии, к примеру, маркируются продукты, с содержанием генно-модифицированного компонента от 5% и больше. В Корее – от 3%. Однако «классическая» маркировка «ГМО» малоинформативна для потребителя: она не сообщает об изменениях свойств продукта в случае, если они есть.

Факторы риска

Вообще на сегодняшнем этапе развития науки нет однозначного и твердого ответа на вопросы о вреде или пользе всех генно-модифицированных организмов. По мнению некоторых ученых – вероятность риска невысока. «Можно даже посчитать вероятности риска воздействия ГМО на человека. И они невероятно низкие. Вероятность того, что взяли модифицировали растение, и этот кусочек ДНК «вышел» из генома растения, встроился в геном человека, да еще встроился так, что в итоге у человека начал развиваться рак и человек умер, практически нулевая. И тут опять же вопрос, а в этом ГМО виновато? С другой стороны, если, не дай Бог, что-то происходит, то не так-то и важно, какая вероятность данного события» – рассказывает Андрей Замятнин.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, большинство ГМ продуктов, которые сегодня есть на международном рынке, безопасны. Ученые многих ведущих научных организаций мира вообще не видят разницы в употреблении продуктов с измененными генами и не модифицированным ДНК. «Нет принципиальных отличий между ГМ продуктами и не ГМ с точки зрения безопасности, воздействия на человека. Некоторые думают, что если продукт генно-модифицирован и я его съем, то тоже как-то генно- модифицируюсь. Но это также странно утверждать, как если я съем вареное яйцо, то я сварюсь. Генная инженерия она так не работает. То есть для потребителя разницы быть не должно и нет даже никаких оснований думать, что она возможна» – говорит Александр Панчин. Химически гены все одинаковы и метаболизируются, то есть перевариваются человеческим организмом одинаково. Независимо от природы их происхождения».

Для сравнения ученые приводят пример селекции. Фактически это тоже изменение генома, последствие которого предсказать сложно. «Так получилось, что в процессе селекции одного из сортов картофеля возникли мутации, из-за которых в новом сорте картофеля было повышенное содержание соланина. Это такой токсичный гликоалколоид. Какое-то количество людей отравились. Означает ли это, что селекция – плохо? Конечно же, нет. Поскольку в подавляющем большинстве случаев селекция ни к чему такому не приводит», – продолжает Александр Панчин.

Вековые традиции перемен

Несмотря на это последние соцопросы показывают, что три четверти россиян считают генно-модифицированные продукты крайне опасными для организма. Некоторые ученые считают, что сказывается неосведомленность, с одной стороны, и лобби производителей, которые еще не освоили технологии генной инженерии. «Производство продуктов питания примерно раз в 100 лет сталкивается в проблемой продвижения новых технологий, вызванной низкой информированностью населения о безопасности новых продуктов. Так, в 19-м веке, потребители боялись консервированных продуктов, в 20-м веке – сублимированных продуктов. Теперь про это все забыли и потребляют эту продукцию без каких-либо опасений. Очевидно, с ГМО история повторится, и для того, чтобы потребители окончательно приняли это новшество, надо, чтобы прошло столетие», – заключает Анастасия Семенова.

Однако не все эксперты столь категоричны. Но большинство согласно с тем, что потребители должны быть точно проинформированы о том, что в продукте содержится ГМО. Тогда они сами смогут сделать вывод. Будет он основан на результатах научных исследований или других фактах, каждый решает сам.

Источник:https://roskachestvo.gov.ru/news/so-znakom-gmo/

Фотография размещена с сайта Российской газеты